Перейти на главную страницу сайта ourmos.ru

Слободы Земляного города

В городах до XVIII века слобода — это небольшой городской район со своим самоуправлением. В Москве слободы делились на дворцовые и казённые, чёрные, владычные, иноземческие и военные; в XVII веке слобод и сотен там насчитывалось 116 штук. В Кремле слобод не было, в Китай-городе была только одна патриаршья Певческая слобода. В Замоскворечье было сосредоточено так много военных, что его все называли Стрелецкой слободой.

Немецкая слобода — место поселения иностранцев в Москве и других городах России в XVI—XVIII веках (Санкт-Петербург, Воронеж, Саратов и др.). В Москве немецкая слобода находилась в северо-восточной части города, на правом берегу Яузы, близ ручья Кукуй. В простонародье получила название — слобода Кукуй. Немцами тогда называли не только уроженцев Германии, но и вообще любых иностранцев, не знавших русского языка («немых»).

Первая Немецкая слобода в Москве появилась при Василии III, который завёл при себе почётную стражу из наёмных иноземцев и отвёл им для поселения слободу Наливки в Замоскворечье, между Полянкой и Якиманкой. Эта слобода была сожжена крымским ханом Девлетом I Гиреем во время его нападения на Москву в 1571 году.

Походы царя Ивана IV в Ливонию доставили в Москву очень большое количество пленных немцев. Часть их была разослана по городам. Другая часть поселилась в Москве и для постройки отвели им новое место, близ устья Яузы, на её правом берегу. В 1578 году эта Немецкая слобода была подвергнута Иваном IV погрому.

Покровителем иностранцев был Борис Годунов. В его правление в Москве появилось много иностранцев. Однако Смута принесла с собой новое разорение: Немецкая слобода была выжжена дотла. Её население разбежалось по городам, а те, кто остались в Москве, стали селиться в местности у Поганых прудов, но дома их были на Арбате, на Тверской улице и на Сивцевом Вражке.

Живя в России, иноземцы сохраняли своё вероисповедание, вступая в браки между собой независимо от национальности и религиозной принадлежности. С русскими вступали в брак очень редко и только те, кто принял православную (греческую) веру.

Они приезжали в Россию ради торговли или для вступления в службу русским царям в качестве военных, медиков или мастеров разных специальностей. Увеличение их численности в Москве послужило поводом для отделения их от православных москвичей. В 1652 г. по царскому указу их переселили за пределы города — в Новую Немецкую слободу, которая располагалась на том же месте, что и прежняя Немецкая слобода. Сюда же были перевезены из Москвы две лютеранские кирхи, и отведены особые места для них, а также для кальвинистской (голландской) церкви. В XVII в. русские люди, главным образом из придворного дворянства, заимствовали у «немцев» предметы быта. В доме зажиточного русского человека XVII века было уже не редкостью встретить рядом с простыми липовыми или дубовыми столами или скамьями, столы и кресла из эбенового или индийского дерева. На стенах стали появляться зеркала, часы.

Иностранцы, селившиеся в Москве, оказывались в выгодном положении: они не платили торговых пошлин, могли «курить вина» и варить пиво. Это вызывало немалую зависть среди русского населения, влияние иностранцев на одежду и быт вызывало опасения духовенства, домовладельцы жаловались, что «немцы» подымают цены на землю. Правительству пришлось удовлетворить эти жалобы. Около 1652 года было приказано немцам продать свои дома русским; иностранные церкви были снесены и всем иноземцам было предложено переселиться в местность Немецкой улицы (ныне — Бауманская улица), где и образовалась новая Немецкая слобода.

К концу XVII века это был уже настоящий немецкий (иностранный) городок с чистыми прямыми улицами, уютными и опрятными домиками. Отношение к Немецкой стороне было не одинаково. Одни благоволили к ней, другие смотрели на иностранцев как на еретиков. На берегу Яузы во второй половине XVII в. была открыта одна из первых в Москве мануфактур — мануфактура Альберта Паульсена. В 1701 году Я. Г. Грегори открыл в Немецкой слободе частную аптеку. Переулок, на котором стояла аптека, получил название Аптекарского переулка. Пётр I был частым посетителем этой слободы, здесь он познакомился с Лефортом и Гордоном, будущими сподвижниками царя, завёл роман с Анной Монс. При Петре Немецкие слободы потеряли свою автономию и стали подчиняться Бурмистерской палате.

С начала XVIII в. слободской уклад почти исчез, территория стала застраиваться дворцами знати. На берегу Яузы появилась Шёлковая фабрика русского предпринимателя П. Белавина, ленточная фабрика Н. Иванова и др. После наполеоновского погрома 1812 г. бывшая Немецкая слобода заселена главным образом купцами и мещанами. По Немецкой слободе получила название Немецкая улица (с 1918 — Бауманская улица). С середины XIX в. название Немецкая слобода исчезает в московской лексике и на её территории частично распространяется название Лефортово.

Из жилой застройки сохранился в сильно перестроенном виде дом голландских медиков Ван-дер-Гульст, именуемый в просторечии домом Анны Монс. Это каменные палаты, единственный сохранившийся жилой дом Немецкой слободы, памятник архитектуры рубежа XVII и XVIII вв., находится на территории завода точных приборов, который не действует с 2004 года. С двух сторон палаты окружены старыми корпусами завода постройки начала XX века. А с двух других сторон — недостроенным зданием 1980-х — 90-х годов. Каменные палаты принадлежали отцу и сыну Ван-дер-Гульстам, бывшими лекарями царя Алексея Михайловича и царя Петра. Легенда связывает здание с именем Анны Монс, фаворитки Петра I.

На территории Немецкой слободы были выстроены церкви других христианских конфессий, отличных от православия. Среди них католическая церковь Святых Апостолов Петра и Павла, которая была снесена, а взамен в 1845 году построена новая, ближе к центру Москвы, в Милютинском переулке.

Исторически на территории Немецкой слободы было две лютеранских церкви:

Церковь Святого Михаила (совр. ул. Радио, 17) — «старая церковь» (кирха) или «купеческая церковь». Снесена в 1928 году. От кирхи носит своё название, располагавшийся рядом, Новокирочный переулок (церковь «старая» — переулок «новокирочный»).
Церковь Святых Петра и Павла — «новая церковь» (кирха) или «офицерская церковь». Сгорела во время пожара 1812 года. От кирхи носит название Старокирочный переулок (церковь «новая» — переулок «старокирочный»).

Печатная слобода возникла в конце XVI века в северной части Земляного города, близ стен Белого города. Она была заселена мастерами Печатного двора - печатниками (отсюда название). Сохранилась приходская церковь Успения Пресвятой Богородицы.
ПЕЧАТНИКОВ переулок (1907 год) назван по находившейся в этой местности Печатной слободе (от Трубной улицы до улицы Сретенка).
Старые названия: Печатниковский переулок и Пильников переулок (1820-е годы), по фамилии местного домовладельца.

Воротниковская слобода существовала в XVI-XVII веках в северной части Земляного города. Воротниковская (Воротничья) слобода, была заселена «воротниками», охранявшими ворота Кремля, Китай-города и Белого города. Постепенно эти земли захватили разного рода обыватели, а слобожане были вытеснены за пределы Земляного города. Там они в 1658 году образовали Новую Воротниковскую слободу.

Барашевская слобода находилась в восточной части Земляного города, близ Покровских ворот Белого города. Возникла в XVI в. Была заселена «барашами» — царскими шатерничими, которые во время походов расставляли шатры. Сохранились церковь Введения в Барашах (1688 — 1701, Барашевский переулок, 8) и церковь Воскресения в Барашах (1734, Покровка, 26/1, перестроена). Название сохранилось в наименовании Барашевского переулка.

Огородная слобода находилась в северо-восточной части Земляного города, которая в XVII веке была занята дворцовыми огородами и дворами огородников.

Дангауэровскоя слобода находилась на территории современного района Лефортово, возле метро Авиамоторная. В 1869 году недалеко от Владимирского шоссе был основан котельный и литейный завод Дангауэра и Кайзера. Ранее здесь также располагался посёлок для рабочих завода Дангауэра и Кайзера, а местность именовалась Дангауэровской слободой.

Хамовническая (Хамовная) слобода располагалась в районе современного Зубовского бульвара и ул. Льва Толстого. Она была образована в связи с переселением жителей тверской Константиновской слободы в Москву в 80-90-х гг. XVI в. Население Xамовнической слободы было обязано выделывать полотно для царского двора. В конце XVII века эта феодальная повинность была ликвидирована. В 1709 году в Xамовнической слободе была создана первая казенная полотняная фабрика, а в 1718 — 1720 гг.- одна из первых полотняных мануфактур в России.

Рогожская слобода возникла в конце XVI века близ деревни Андрониха на левом берегу Яузы, когда в местности «Рогожка» стали селиться ямщики, занимавшиеся «ямской гоньбой» (доставкой государевой почты) и перевозками товаров из Москвы в село Старый Рогожский ям (позже — Рогожь, город Богородск и в советское время - город Ногинск Московской области). Слобода охватывала территорию в 178 гектар. В 1697 г. (по другим сведениям - в 1642 г.) жители образовавшейся Рогожской ямской слободы построили церковь Николая Чудотворца в Ямах, которая была снесена в 1950-х гг. Церковь дала название улице, в 1919 г. переименованной в Ульяновскую (ныне улица Николоямская). Эта улица одна из немногих отчасти сохранивших архитектурную застройку XVIII—XIX вв.

С оборонительной целью московские улицы и слободы обводились укрепленными валами (в XVI веке - Белый город, в 1638 г. - Земляной вал, в 1742 г. - Камер-Коллежский вал). Линия Камер-Коллежского вала, устроенная для упорядочения оплаты пошлин, взимаемых Камер-Коллегией (которой и было поручено строительство вала), почти два столетия являлась границей городской площади. Камер-Коллежский вал опоясал Москву 32-верстным кольцом с шестнадцатью заставами, где проверялись подорожные и ввозимый товар - для обнаружения контрабанды, главным образом водки, за провоз которой платилась пошлина. В середине XVIII века, с отменой внутренних таможен, заставы приобрели чисто полицейское значение, и у некоторых их них, в том числе одной из самых больших - Рогожской - возникли рынки. Застава стала быстро заселяться и застраиваться. В рогожских улицах появились постоялые дворы, новые дома, мелкие мастерские, торговые помещения. От Рогожской заставы шла Владимирская дорога. Вплоть до середины XIX в. она сохраняла свое важное торговое значение, однако оставалась далекой окраиной Москвы. На верстовом столбе, установленном в 1783 г., была высечена надпись: «От Москвы две версты».

Главными улицами Рогожской были Тележная (позже 1-я Рогожская, ныне Школьная) и Воронья (ныне улица Сергия Радонежского). Тележная проходила там, где некогда образовалась Ямская слобода, и сплошь состояла из постоялых дворов, в которых останавливались обозы, проходившие по Владимирскому и Рязанскому трактам. На улице продавались телеги, тарантасы, кибитки, шорный товар. Одним концом улица выходила на площадь, образовавшуюся у заставы (Сенная пл.), другим упиралась в улицу Хиву (Добровольческая улица), название которой связано с тем, что здесь стоял двор, на котором останавливались послы и купцы из Хивы.

Название «Воронья» было дано улице в XIX в. по находившейся здесь в XVII—XVIII вв. Вороньей слободке (бывшей Андроньевской слободы монастырских работных людей). Когда открывалась Нижегородская Макарьевская ярмарка, на Тележную съезжались обозы со всех трактов. На площади Рогожской заставы шла торговля сеном, отчего она называлась Сенной, или Рогожской-Сенной. От Сенной площади до Спасо-Андроникова монастыря тянулась Воронья улица, на которой были калачные пекарни, мясные и мучные лавки; в этих же мучных лавках продавали валяную обувь и знаменитые муромские свечи. Торговали ситцами, шапками, кушаками. Кроме лавочного торга производился торг в разнос самыми разнообразными товарами. Неподалеку от Рогожского вала, на улице Нижегородский лесной ряд (ныне Новорогожская улица) находились лесные торговые склады.

Около Рогожской заставы долгое время был этап, где собирали из тюрем для пересчета отправленные в Сибирь арестанты. Здесь их выстраивали - впереди каторжных в кандалах, с наполовину обритыми головами, с закованными руками и ногами, далее - в ручных кандалах, за ними - без кандалов. Следом шли возы с женами, ехавшими за арестантами, детьми и больными.

Сильный летний пожар 1862 г. длился трое суток, горели Воронья улица, Тележная, 2-я и 3-я Рогожские. Полностью оправиться Рогожская слобода уже не сумела.

В 1896 г. железнодорожную станцию у заставы упразднили, подведя линию к Курскому вокзалу. Железная дорога сначала пошла до Павловского Посада («Выхны», как его тогда называли), потом подвинулась до Владимира, там до Коврова и, наконец, достигла Нижнего Новгорода. Ямщичество отмерло окончательно, и Владимирка опустела.

Именитые купеческие старообрядческие фамилии, узами родства и свойства издавна селились в районе между Таганкой и Рогожской заставой и тесно поддерживали отношения со старообрядческой общиной Рогожского кладбища.

Отделенная от остальной Москвы рекой Яузой и длинными улицами, Рогожа долго сохраняла патриархальный жизненный уклад. И облик её обитателей, и двухэтажные каменные жилые дома на каменных фундаментах, и запертые ворота - всё это отличало её от остальной Москвы. В Рогожской слободе с XVII в. жили отлученные русской патриаршей церковью староверы. В начале 1790-х в Рогожской общине насчитывалось 20 тысяч прихожан, в 1822 г. - 35 тысяч, в 1825 г. - 68 тысяч.

П. И. Богатырев вспоминает: «Рогожская застава была одною из самых оживленных застав. Все прилегающие к ней улицы и переулки были сплошь заселены ямским сословием и спокон веков живущими здесь купцами и мещанами. Большинство этих обитателей принадлежало к древлепрепрославенной вере „по Рогожскому кладбищу“. Эта жизнь по-древлепрепрославленному создала особый быт, выработала свои условия; здесь нравы и обычаи резко отличались от остальной Москвы, особенно от её центра. Пришлый элемент появился здесь только с постройки Нижегородской железной дороги. Новизна, принесенная этими пришельцами, долго не прививалась к старому строю жизни, но в конце концов одолела, и Рогожская, как хранительница старых заветов, рухнула и слилась под давлением духа времени с остальным обществом. Рогожская Палестина велика — в ней в конце шестидесятых годов было пятьдесят две тысячи коренных жителей, девятнадцать церквей и пять монастырей да ещё Рогожское кладбище. Жизнь тогда была здесь замкнутая, постороннему почти невозможно было проникнуть сюда».

Во время чумной эпидемии в 1771 г. старообрядческие купцы на свои средства основали в Рогожской слободе бараки-больницы для больных «моровою язвой». По разрешению властей старообрядцы устроили в поле, справа от Владимирской дороги, кладбище для погребения в братской могиле своих умерших от чумы единоверцев. Здесь хоронили старообрядцев - членов поповщинской общины.

За Рогожской заставой и кладбищем была построена богадельня для больных, престарелых и неимущих старообрядцев, появились лечебница, приюты, два училища, постепенно вырос целый поселок. В начале XX в. в богадельне Рогожского кладбища нашли приют 700 стариков, действовала трехэтажная больница Морозова (ныне стоматологическая поликлиника), в первую мировую войну переоборудованная под лазарет на 75 коек. Здесь же размещалась старообрядческая типография для печатания богослужебных книг, в 1911 г. был основан Московский старообрядческий учительский институт, первым директором которого стал А. И. Рыбаков, отец историка академика Б. А. Рыбакова. В институте было установлено шестилетнее обучение с четырьмя образовательными и двумя специальными, богословско-педагогическими курсами. В 1918 г. на базе закрытого института возникла Народная старообрядческая академия, просуществовавшая менее года. Кроме преподавателей-старообрядцев в ней читали лекции князь Е. Трубецкой, А. Кизеветтер, философ С. Булгаков (до рукоположения в иереи новообрядческой церкви). Здесь же находилась с 1862 г. резиденция главы российских и московских поповцев - Большой дом архиепископа.

С 1724 г. в слободе работает первая в России керамическая фабрика А. К. Гребенщикова, выпускавшая фарфоровую посуду. Недалеко от монастыря в 1845 г. образовался гвоздильный заводик Пьера Гужона, ставший впоследствии известным заводом «Серп и молот».

На территории бывшей усадьбы княгини Варвары Репниной (ул. Новоблагословенная, она же Самокатная) в начале XIX в. появился Казенный винный склад № 1. Теперь это московский водочный завод «Кристалл».

Сыромятническая слобода - это местность в XVI — начале XX вв. к востоку от Садового кольца, на правом берегу р. Яузы, в районе современных Верхней и Нижней Сыромятнических улиц. Название — от дворцовой Сыромятнической конюшенной слободы; возникла в XVI в., заселена ремесленниками, изготовлявшими конскую сбрую. В 1626 в Сыромятниках на реке Яузе устроена одна из крупнейших мануфактур — Пороховая мельница. Со второй половины XIX в. Сыромятники становятся промышленным районом; крупнейшие предприятия — Газовый завод, завод Гакенталя (ныне «Манометр»), фабрика товарищества «Мандль и Райц» и др. Название сохранилось в наименовании Сыромятнической набережной, Верхней и Нижней Сыромятнических улиц, 1—4-го Сыромятнических переулков и Сыромятнического проезда.

Ямская слобода — обособленное поселение ямщиков. Ямские слободы существовали в XVI—XVII веках в Москве, которая была главнейшим центром ямской гоньбы Российского государства. В период наивысшего расцвета ямской службы на окраинах Москвы, по важнейшим направлениям, существовало пять ямских слобод: Тверская, Переяславская и Дорогомиловская Ямские слободы, Тверские-Ямские улицы (1-я — 4-я), Николоямская улица, улицы Ямского поля и др.

Местами потомки ямщиков занимались извозным промыслом до конца XIX — начала XX веков. К этому времени большинство ямских слобод слились с городами и совершенно утратили свой характер.

Мещанская слобода находилась в северной части Москвы (в начале современного проспекта Мира), за стенами Земляного города, близ его Сретенских (позднее Сухаревских) ворот. Возникла в начале 70-х гг. XVII в., заселена выходцами из белорусских городов — мещанами (от белорусского «место» — город, отсюда название). Мещанская слобода занимала земли к югу от Напрудной слободы. Жители Мещанской слободы подчинялись Посольскому приказу, имели выборное самоуправление во главе с наместником и ряд налоговых привилегий; основное занятие — ремёсла и торговля. Мещанская слобода получила линейную планировку (1—4-я параллельные Мещанские улицы — ныне проспект Мира, улица Гиляровского, улица Щепкина, Мещанская улица). Сохранился дом Я.В. Брюса (проспект Мира, 12, перестроен). В XVIII в. слободской уклад исчезает, территория застраивается домами купцов, дворян, ремесленников.

Елоховская слобода (Елохово) - историческое название местности в северо-восточной части Москвы, примыкающее к Немецкой слободе. Находилась на территории современного Басманного района, в районе Елоховской площади, улиц Спартаковской и Старой Басманной. Название местности происходит от села Елох, находившегося в этой местности. Считается, что название происходит от слова «елоха» — ольха, и ручья Ольховца, протекавшего мимо села. По преданию в 1469 году в селе родился Василий Блаженный. По наиболее распространённой версии село Елох известно с 1389 года и первое упоминание о нем встречается в духовной грамоте князя Димитрия Донского. Мимо этого села в XIV—XV веках проходила дорога в загородный дворец, построенный князем Михаилом Фёдоровичем в селе Рубцове. По другой версии село не было известно и не упоминалось в письменных источниках до 1694 года. Согласно этой версии село Елохово было частью села Покровского (ранее Рубцова), а Богоявленский храм был одним 4 церквей этого села. В 80-х годах XVIII века, при постепенном расширении села Покровского от него отделилась Елоховская слобода, которая так же упоминалась как Богоявленская слобода в Елохове. Название Богоявленского собора в письменных источниках меняется в разные годы. Впервые он упоминается в указе Патриарха Адриана от 1694 году как церковь Богоявления господня, что в селе Елохово. В 1712 году упоминается как церковь Богоявления и Благовещения Пресвятой Богородицы в Елоховой слободе, за Земляным городом. В 1717 году дворцового села Покровского в Богоявленской слободе, что в Елохове, церковь каменная во имя Богоявления Господня. В 1729 году Богоявления Господня, что в Елохове. В состав Москвы Елохово вошло после строительства Камер-Коллежского вала.

Синичкина (Солдатская) слобода в Лефортове находилась в северо-восточной части Москвы, на левом берегу р. Синички (отсюда название), близ её впадения в р. Яузу. Возникла в 90-х гг. XVII в., заселена офицерами и солдатами полка Ф.Я. Лефорта. В 1696—1711 построена церковь Петра и Павла в Солдатской слободе (Солдатская улица, 4) — пятиглавый храм с трёхчастной апсидой и шатровой колокольней, в декоре которого традиционные элементы церковного зодчества XVII в. (кокошники в завершении фасадов, килевидные наличники, арочные перспективные порталы) соединяются с новшествами в духе московского барокко (белокаменные резные раковины). В начале XVIII в. в Синичкиной слободе поселён персонал «военной гошпитали» (ныне Главный клинический военный госпиталь). С середины XVIII в. на всю прилегающую местность распространяется наименование Лефортово.

Татарская слобода существовала с XIV века, располагалась в Замоскворечье в районе современных улиц Большой Татарской и Пятницкой. Ее населяли татары - выходцы из Золотой Орды и поволжских татарских княжеств. Она была одной из первых в Москве иноземных слобод. С начала XVII века в черте города.

В настоящее время татарская община Москвы состоит, в основном, из коренных москвичей, чьи предки были выходцами с Поволжья. Если ранее татары проживали компактно в определённых географических зонах города, то сейчас татарское население полностью перемешано с представителями других национальностей.

В настоящее время здесь, в Доме Асадуллаева по адресу Малый Татарский переулок, дом 8, находится татарская национально-культурная автономия Москвы.